michael101063 (michael101063) wrote,
michael101063
michael101063

Categories:

Ловушки Пути Магов. часть 1.

Человек рождается свободной личностью с колоссальным скрытым потенциалом и возможностями. Но этот потенциал так и остается нераскрытым из-за навязанного нам технократического пути. Путь магического совершенства позволяет раскрыть многие из этих способностей. Но наша фанатическая вера в новую картину восприятия реальности делает нас уже ее рабом.
Первые годы своего ученичества К.Кастанеда встречался с доно
Развивающаяся и эволюционирующая личность должна знать, что на пути к свободе не одно описание мира не будет окончательным. Оно будет изменяться в соответствии с изменением нашего уровня восприятия.

Зачастую магические практики приводят нас к тому, что мы сменяем одну картину восприятия действительности на другую, уже более целостную и полную, но все еще преломленную через искажающие восприятия догмы. Это – удел тех мистиков и магов, которые освободившись от материалистических догм, становятся рабами догм религиозных и магических.

В отличие от обычных людей они обладают гораздо большей свободой, и это позволяет им овладевать сверхъестественными способностями и парапсихологическими феноменами. При этом сами парапсихологические способности отнюдь не зависят от их религиозной или мистической принадлежности. Но отношение к ним примитивных колдунов, шаманов, магов и мистиков, а также «видящих» и посвященных, совершенно различное. И это хорошо видно из исследования, проведенного М.Элиаде: «Нам важно подчеркнуть абсолютную неразрывность паранормальных переживаний – от примитивных людей и до наиболее высокоразвитых религий. Нет ни одного шаманского чуда, которое бы не подтверждалось также в преданиях восточных религий и христианской веры. Более всего это верно в отношении таких шаманских переживаний, как «магический полет» и «господство над огнем». Существенное различие между архаическим миром и некоторыми религиями Азии, не говоря уже о христианстве, связано со значением, придаваемым таким паранормальным способностям. Буддизм и классическая йога, также как и христианство стараются никогда не поощрять желание приобрести «чудесные способности» сиддхи или у пали иддхи. Патанджали, хотя и подробно говорит о сиддхи, не придает им никакого значения для достижения избавления. Будда тоже знал о них, его описание паранормальных способностей следует пан-индусской магической традиции, а также древней традиции шаманов и «колдунов» примитивных культур. Будда говорит нам, что бхикку обладает чудесной силой (иддхи) в различных ее модальностях: из одного он превращается в нескольких; став несколькими, он снова превращается в одного;он становится видимым и невидимым; он безо всякого труда проходит сквозь любую преграду, стену, крепостной вал или холм, будто бы они состоят из одного воздуха; он ныряет с высоты и проходит сквозь твердь земли, как сквозь воду; он ходит по воде, не погружаясь в нее, как по твердой земле...

Нет ни одной сиддхи, упоминаемой Буддой, с которой бы мы не встретились в шаманских традициях. Даже познание предшествующих жизней, специфически индусское «мистическое упражнение», было отмечено у шаманов Северной Америки.

Но Будде хорошо известно о тщеславии таких проявлений магической удали, и особенно об опасностях, которые они могут представлять для неблагоприятных умов».


Иными словами, безумная погоня за сверхъестественными способностями также делает человека их пленником, как и погоня за благами обыденной реальности делает пленником обстоятельств обычного человека. Это – удел черных магов и колдунов.

Они выходят за рамки ограниченного обыденного восприятия и становятся способными воспринимать магические миры и путешествовать в них. Но точно также, как обычный человек становится из-за своего ограниченного восприятия пленником нашего мира, многие маги и шаманы становятся пленниками своих сверхъестественных способностей и многочисленных магических миров.

На самом деле любая догма отрезает нас от неискаженного восприятия действительности. И в этом аспекте «путь воина» учения дона Хуана является одним из немногих путей, окончательно «снимающих шоры» с наших глаз, освобождающих наше восприятие от довлеющих над нами догм и открывающих нам дорогу к подлинной свободе, выводящей нас из ограничений пространства и времени.

Однако работа по освобождению от навязанных нам догм или по «стиранию» программ, делающих нас биороботами, связана с длительными усилиями, вступающих на путь магического обучения. Вот как это описывает сам К.Кастанеда: «...Работая с доном Хуаном, я относился к нему только как к магу. Соответственно, мои усилия сводились лишь к тому, чтобы приобщиться к его системе магических знаний.

Здесь следует особо остановиться на одном моменте, лежащем в основе системы магического знания. В передаче дона Хуана маг, в отличие от обычного человека, не считает мир повседневной жизни чем-то устойчивым и однозначно реальным. Для мага реальность, то есть мир как мы его знаем, – не более, чем описание.

В попытках убедить меня в правомерности такого подхода дон Хуан приложил все усилия, чтобы я убедился на собственном опыте: мир, который я привык считать реальным и основательным, – всего лишь описание мира, программа восприятия, которую закладывали в мое сознание с самого рождения.

В его объяснении каждый человек, который вступает в общение с ребенком, непрерывно разворачивает перед ним свое описание мира. Таким образом все, кого ребенок встречает в своей жизни, становятся для него учителями. Они учат его определенным образом описывать мир, и в какое-то мгновение ребенок начинает воспринимать мир в соответствии со сформированным в его сознании описанием. Этот момент имеет огромное значение, поскольку, ни много ни мало, определяет всю нашу судьбу. Дон Хуан утверждал, что мы не помним об этом моменте попросту потому, что нам не с чем сравнивать. Однако именно в этот миг человек, «входит в мир». Ребенок становится полноправным членом группы людей, использующих определенное описание мира. Он владеет этим описанием и способен в его рамках соответствующим образом интерпретировать то, что воспринимает. Интерпретации же, в свою очередь, подтверждают описание, которое в результате становится еще более устойчивым.


Таким образом, с точки зрения дона Хуана, реальность нашей повседневности состоит из бесконечного потока чувственных интерпретаций. Являясь членами группы лиц, использующих одно и то же описание мира, мы просто научились одинаково интерпретировать явления, воспринимаемые нашими органами чувств.

Впечатление цельности картины мира, составленной из чувственных интерпретаций, обусловлено тем, что последние следуют нескончаемым слитным потоком и, за ничтожными исключениями, практически никогда не подвергаются сомнению. В самом деле, мы давно привыкли к гарантированной однозначности того, что считаем реальностью, и вряд ли способны сколько-нибудь серьезно отнеслись к основной предпосылке магического знания, по которой эта реальность – всего лишь одно из множества возможных описаний мира.

К счастью дона Хуана вообще не интересовало, могу ли я серьезно воспринимать то, что он говорит. Он просто излагал положения своей системы, не обращая внимания ни на мое неприятие, ни на мое неверие, ни даже на мою неспособность его понять. Таким образом, с самой первой нашей встречи дон Хуан был для меня в роли учителя магического знания, неуклонно внедряя в мое сознание свое описание мира. Смысловые блоки этого нового описания настолько не соответствовали основам привычной для меня картины реальности и были до такой степени чужды моему восприятию, что осознание каждого понятия, входившего в систему дона Хуана, требовало от меня чрезвычайных усилий...


Дон Хуан утверждал, что на пути к «видению» сначала нужно «остановить мир». Термин «остановка мира», пожалуй, действительно наиболее удачен для обозначения определенных состояний сознания, в которых осознаваемая повседневная реальность кардинальным образом изменяется благодаря остановке обычно непрерывного потока чувственных интерпретаций некоторой совокупностью обстоятельств и фактов, никоим образом в этот поток не вписывающихся. В моем случае роль такой совокупности сыграло магическое описание мира. По мнению дона Хуана, необходимым условием «остановки мира» является убежденность. Иначе говоря, необходимо прочно усвоить новое описание. Это нужно для того, чтобы затем, противопоставив его старому, разрушить догматическую уверенность, свойственную подавляющему большинству человечества, – уверенность в том, что однозначность и обоснованность нашего восприятия, то есть картины мира, которую мы считаем реальностью, не подлежит сомнению.

Следующим этапом после «остановки мира» является «видение». То, что под этим понимал дон Хуан, я определил бы как «способность воспринимать аспекты мира, выходящие за рамки описания, которое мы приучены считать реальностью».
Я твердо уверен: понять этапы магической практики можно только на основе соответствующего описания мира. С самого начала обучения именно дон Хуан последовательно знакомил меня с этим описанием. Поэтому для меня его учение остается единственным источником, приоткрывающим доступ к реальности, скрытой за магическим описанием мира...»
(«Путешествие в Икстлан»).

Таким образом, выйти за рамки обыденного восприятия картины реальности можно только поставив под сомнение реальность той картины мира, которая втолковывается нам с самого рождения. Именно магические практики выводят нас за рамки этого узкого восприятия картины мира и позволяют открыть для нас еще одну грань многомерной и непостижимой реальности.

michael101063 ©
Tags: Кастанеда, Элиаде, восприятие, магия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments