michael101063 (michael101063) wrote,
michael101063
michael101063

Category:

Кризис ортодоксальной науки и новейшие открытия. часть 1


Еще Нобелевский лауреат Ричард Фейнман считал классическую физику сплошным надувательством, поскольку только опыты и открытия, вписывающиеся в существующие рамки общепринятых научных взглядов способны получить признание у мировой научной общественности. Сам он так заявил на церемонии вручения Нобелевской премии: «Вы даете мне столь престижную премию за ошибку, которую я спрятал под ковром умных вычислений».

И это мнение не единственное. По мнению авторитетных знатоков, в современном научном мире зреет глубокий кризис, подобный тому, который произошел с открытием теории относительности, развенчавшей узкие рамки классической физики. Кризис проявляется в неспособности традиционной науки объяснить многие физические парадоксы, давно известные специалистам, но утаиваемые на протяжении десятилетий от широкой общественности. Теперь некоторые ученые с нетривиальным мышлением извлекают их на суд общественности.
Характерно, что
еще в XIX веке Е,Блаватская отмечала пагубность безоговорочной веры в непогрешимость «авторитетов», имеющих научные звания. Так, она пишет: «В наши дни репутация ученых создается, по-видимому, прежде всего путем внушения, основанного на гипнотическом принципе, а не на основании истинных достоинств. Массы съеживаются от страха перед тем, кто обманным путем навязывает себя им; и отсюда такое множество людей, считающихся видными в науке, литературе и искусстве; и их принимают так легко потому, что в большинстве случаев они отличаются исключительной самоуверенностью и отстаиванием своих прав. Но если внимательно проанализировать, то многие ли из них действительно заслуживают того, чтобы считать их мудрыми даже по меркам земной мудрости?
Мы вовсе не порицаем, но скорее глубоко сожалеем в нашем сердце о том, что «мудрые люди» нашего века пытаются проводить одну-единственную политику, что продолжается и период их высочайшего «авторитета»; они не могли бы, даже если бы хотели, действовать другим образом и сохранить свой престиж в глазах масс или избегнуть немедленного изгнания из общества своих коллег. Партийный дух столь силен в том, что касается старых путей, что перейти на иной путь означает совершить преднамеренное предательство по отношению к этому духу. Таким образом, для того, чтобы сегодня считаться авторитетом в каком-либо частном вопросе, ученый должен волей-неволей отвергнуть метафизику и теологию, которые высказывают презрение к материалистическим учениям. Все это является общераспространенной политикой и практикой здравого смысла, но это не есть мудрость…»
Как видим, нечто подобное продолжает существовать и сейчас. И это несмотря на то, что подобные «авторитеты» уже не раз «садились в лужу», например, отрицая метеориты, отказывая аппаратам тяжелее воздуха в возможности летать, а паровозам
двигаться по гладким рельсам. И таких случаев в истории «точных» наук наберется множество, поскольку их ревностные представители огульно отрицают все то, что не вписывается в общепринятые научные догмы. Подобным же образом, частью научного сообщества, к счастью уже отмирающей его частью, продолжают огульно отрицаться существование феномена НЛО и парапсихологические феномены, точно так же, как еще несколько десятилетий назад отрицались генетика и кибернетика.
Еще про науку
XIX века Е.Блаватская отмечала, что она состоит на 5% из бесспорных аксиоматических истин и фактов, а на 95% из чистых спекуляций. Кроме того, наличие множества взаимопротиворечивых и одинаково «научных» гипотез привело ее к кризису, который продолжается и поныне.
Не случайно еще в далеком 1895 году В.Джеймс отмечал:
«Наша наука – это всего лишь капля воды, наше незнание – океан. Если и есть уверенность, так только в том, что мир наших физических познаний окружен другим, несравненно более широким миром, о котором мы не можем в настоящее время составить никакого определенного представления».
Однако признаться в подобном многие ортодоксальные ученые просто боятся, поскольку это разрушает привычную им картину восприятия окружающей действительности, к созданию которой приложили руку и они сами. Поэтому они всячески стараются дискредитировать тех настоящих ученых «с открытым разумом», которые не боятся исследовать непонятные и необъяснимые пока еще наукой явления и феномены. Вот как это комментирует академик Ю.Фомин:
«Возражения оппонентов можно вкратце свести к следующему: «Подобные явления и утверждения противоречат основополагающим положениям современной физики, а поэтому не могут реально существовать, и дальнейшие дискуссии по этому поводу вести не следует. Лиц же, пытающихся что-то доказывать в этом направлении, следует рассматривать как проповедующих антинаучные измышления». Вместе с тем эти ревнители «чистой науки» часто не могут объяснить природу многих явлений, существование которых бесспорно, и относят их к категории явлений, которые рассматриваются ими как некая данность (то есть, бесспорно существующее, но необъяснимое). Совершенно отчетливо проявляется кризис естествознания, преодоление которого возможно только при коренном пересмотре принятых основополагающих мировоззренческих концепций, несмотря на яростное сопротивление ортодоксов».
А вот, например, как объясняет консерватизм ортодоксальных ученых еще один известный российский ученый – профессор Э.Мулдашев: «Ученый превращается в консерватора тогда, когда от успехов в его научной карьере у него начинает кружиться голова и он начинает считать достигнутое им в науке абсолютной истиной (а таковой, как известно, не бывает). Все попытки других ученых развить, дополнить или опровергнуть его данные, он встречает в штыки, потому что ему кажется, что в этом случае его жизнь будет прожита зря, а ведь очень хочется остаться навечно гегемоном от науки. Такому консерватору невдомек, что наука – это динамичный процесс постижения нового в бесконечном информационном поле знаний, а его исследования тоже были полезны, дав толчок другим изысканиям.
Другой тип ученого-консерватора – это Фома неверующий, который поверит в закон Ньютона только в том случае, если яблоко упадет ему на голову... Этот тип ученого-консерватора не способен владеть научной логикой и не может выстраивать косвенные сведения в стройную цепочку, он не способен понять, что хорошая гипотеза – это уже половина дела, поскольку позволяет производить целенаправленные изыскания, идущие впереди своего времени...
И наконец, третий тип ученого-консерватора – это ученый, консерватизм которого продиктован коммерческой стороной вопроса».

Предостерегает ученый и от бездумного поклонения заявлениям «авторитетов» от науки, и в частности – от поклонения перед Западом, чья духовная ущербность (за редким исключением) уже не для кого не является секретом:
«Россияне, как представители страны, долгое время закрытой, склонны преувеличивать мнение респектабельных зарубежных научных обществ. Я тоже раньше склонял голову перед Западом. Но потом, когда в качестве ученого-хирурга объездил полмира, я понял, что лондонский или нью-йоркский апломб далеко не есть истина. Во время своих лекций, например, в Нью-Йорке, чтобы сбить этот высокопарный апломб, я даже деликатно вставляю фразу об отсутствии принципиально новых разработок в нью-йоркской школе офтальмохирургии. Понятно, что это обидно слышать, зато самовлюбленные ученые начинают внимательно слушать, а потом пускаются в бурные дискуссии. А дискуссии – это хорошо. Апломб надо стараться сбивать. Не то дело доходит до натуральной спекуляции респектабельностью; например, любой человек, выплачивая по 100 долларов ежегодно, может быть членом Нью-Йоркской академии наук (т.е. академиком) и получить удостоверение».
На наше счастье не все ученые таковы, иначе развитие человечества уже давно остановилось бы и мы по-прежнему почивали бы лавры на средневековых догмах. Представляете, что было бы в этом случае?
Но, настоящие ученые прекрасно понимают, что окружающий нас мир настолько непостижим и необъятен, что ни одна научная догма не может считаться абсолютной и окончательной истиной. И свидетельства в пользу этого есть.
Так, кандидат физико-математических наук А.П.Смирнов утверждает, что все известные фундаментальные законы физики на поверку оказываются «липой», обусловленной работой недобросовестных переводчиков. Некорректная трактовка коснулась, например, знаменитых законов Ньютона, принципа относительности Галилея, закона Кулона. В действительности, Ньютон дал научное обоснование алхимии, категорически отрицаемой правоверными физиками. Такова же печальная участь и многих других открытий.
Характерно, что и И.Ньютон, и И.Павлов – известные ученые современности в процессе своих открытий пришли к пониманию и научному обоснованию существования Бога. Известно, что Исаак Ньютон последние 30 лет своей жизни посвятил богословию и писал книгу, про которую говорил, что она не идет ни в какое сравнение с тем, что сделал раньше. И если бы не пожар, уничтоживший рукопись, кто знает, как пошло бы дальнейшее развитие человеческой цивилизации.
От однобокого развития науки предостерегал и знаменитый российский мистик Д.Андреев, который по этому поводу отмечал:
«Ведущей областью культуры в наш век является наука. Научный метод познания претендует на гегемонию... Приходится сказать сразу и без обиняков: сколько иллюзий ни создавали бы на этот счет энтузиасты научного метода, но ни единственным методом познания, ни единственным методом овладения материей он никогда не был, не будет и не может быть. Не говоря уже о методе художественном, с которым научный метод высокомерно и неохотно делит теперь свое первенствующее положение, следует напомнить, что давно уже заложены основы такой методики познания и овладения материальностью, усвоение которой неразрывно связано с духовным самосовершенствованием человека... Впереди брезжит даже возможность таких исторических стадий, когда эта методика придет к некоторому первенствованию. Я подразумеваю не столько дискредитированные вследствие ряда недоразумений понятия магии или оккультизма, сколько понятие духовного делания».
Первой серьезную «брешь» в бастионе материалистического научного мировоззрения «пробила» Е.Блаватская своим титаническим трудом – «Тайная Доктрина», в котором с научной точки зрения обосновала оккультные знания древности в отношении окружающей реальности. До сих пор в среде ортодоксов от науки нет ни единого подлинно научного анализа этого труда. То же самое можно отметить и в отношении работ Рерихов, Д.Андреева, К.Кастанеды и многих других, необоснованно представленных общественному мнению «шарлатанами» и «мистификаторами».
Между тем подлинно научный метод познания окружающей реальности находит все большую поддержку среди самих ученых, и в последние годы ряды материалистически настроенных ортодоксов заметно поредели. Так, в 1996 году более полусотни ученых США, в числе
которых были Нобелевские лауреаты, выпустили книгу «Мы веруем...», в которой обосновали существование Создателя, Бога.
А астрофизики даже ввели понятие «отпечатков Бога», которыми условились называть невероятные совпадения, без которых наша вселенная не могла бы существовать. Так, среди первых и важнейших «отпечатков Бога» они называют Большой Взрыв, положивший начало нашей Вселенной. при этом, по мнению известного физика П.Дэвиса вероятность случайного возникновения нашей Вселенной составляет один шанс из десяти в шестидесятой степени. Еще один «отпечаток Бога» связан с существующей в нашей Вселенной силой гравитации. При более сильной – звезды были бы слишком маленькими и не могли бы согревать своим теплом планеты. При слабой гравитации не смогли бы образовываться тяжелые элементы. Следующим «отпечатком» является вода – уж очень уникальны ее свойства. При других температурах замерзания и кипения существование жизни на Земле было бы невозможным.
По мнению ученых, за историю Солнечной системы и Вселенной произошло очень много совпадений, доказывающих существование разумной силы. Такие известные ученые как Ньютон, Эйнштейн, Сведенборг, Бор не только верили в ее существование, но и смогли обосновать ее существование с научной точки зрения. К концу ХХ-го века число таких передовых ученых по всему миру составляло уже несколько сотен.
Вот, например, что пишет об этом известный американский ученый С.Гроф:
«Я являюсь президентом-учредителем Международной трансперсональной ассоциации. До сих пор мы уже провели пятнадцать международных конференций со звездным списком участников, ученых с впечатляющими заслугами. Все они, пройдя через опыт измененных состояний или изучая его у других, приходили к выводу о серьезной недостаточности ньютоновско-картезианского мировоззрения. Рано или поздно все они подошли к более широкой альтернативе видения космоса, объединяющего современную науку с перспективами, сходными с теми, которые характерны для мистических традиций, восточных духовных философских учений и даже для туземных культур. Их новое мировоззрение предусматривает одушевленную Вселенную, пронизанную абсолютным сознанием и высшим космическим разумом».
Причина этого – все та же. Доктор технических наук, профессор Н.В.Гулиа и другой ученый – профессор МГИУ В.Савельев – также подчеркивает наличие кризиса в фундаментальной физике.
Такого же мнения придерживается и доктор философии Э.Ласло, который отмечает:
«Одна из трудностей в развитии и распространении нового сознания заключается в его неизбежном противостоянии доминирующему мировоззрению, поскольку речь идет о воззрении научно-технического истеблишмента… Это непростая задача – убедить ученых взять на себя ответственность за передачу знаний, имеющих для людей подлинный смысл и в то же время открывающих новые перспективы. В традиционной, консервативной и жесткой науке нет ничего осмысленного, есть лишь математика и считывание показаний приборов. Людей не беспокоит смысл этих показаний, коль скоро уравнения работают и регулярно с показаниями и результатами наблюдений. Такой подход не только устарел, он опасен».
Однако кризис охватил не только «точные» науки, но и гуманитарные. Еще один ученый – профессор Л.Лесков дает по этому поводу следующее разъяснение:
«С XIX в. существует и продолжает углубляться разрыв между точными научными дисциплинами и гуманитарным знанием. Этот разрыв опасен, в частности, потому, что многие решения о проведении в жизнь крупномасштабных технических проектов нередко принимались без должного учета аксиологических, телеологических и этических факторов. Но если естественно-научные дисциплины в настоящее время активно овладевают перспективной методологией нелинейной теории, то гуманитарное знание в своей основе продолжает сохранять верность устаревшим принципам классической механистической методологии... Фундаментальная теоретическая наука... в настоящее время находится в состоянии системного кризиса».

michael101063 ©

Tags: Андреев, Большой Взрыв, Гроф, Ласло, Мулдашев, Ньютон, новая парадигма, сознание
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments