September 17th, 2013

Как защититься от манипуляторов. часть 2.

Энергия пирамид

Интересным  является мнение самих писателей-фантастов на измененные состояния сознания, связанные с развитием воображения и фантазии. Сам термин «фантазия» Дж.Р.Р.Толкиен определяет следующим образом: «Я придаю ему смысл, в рамках которого его старое, высокое значение, синомическое понятию «воображение», сочетается с дополнительными, новыми: «нереальность» (то есть непохожесть на реальный мир), свобода от власти реальных, то есть увиденных (изученных) фактов – короче говоря, с понятием «фантастического». Таким образом, я не только сознаю, но и с радостью принимаю то, что между фантазией и фантастикой существует этимологическая связь, поскольку фантастика имеет дело с образами того, чего не только «на самом деле нет», но чего вообще нельзя обнаружить в реальном мире или, во всяком случае, считается, что нельзя... Но, признавая, что понятие «фантазия» вторично, я отнюдь не считаю, что на нее следует смотреть свысока. То, что не образы связаны с несуществующим в реальном мире (если это вообще возможно) – не недостаток, а достоинство. В таком смысле фантазия, на мой взгляд, – не низшая, а высшая, наиболее чистая и, следовательно, наиболее действенная форма Искусства.

Конечно, у фантазии есть изначальное преимущество: она приковывает внимание своей необычностью. Однако преимущество это было брошено против нее же самой, послужив вкладом в создание ее дурной репутации. Многие не любят, чтобы их внимание «приковывали». Им не нравятся всякие «фокусы» с реальным миром или с теми незначительными его реалиями, что составляют их собственный узкий мирок... У фантазии есть и существенный недостаток: она труднодоступна...»

Скорее всего, неспособность к полету фантазии обусловлено тем, что восприятие человека напрочь «приковано» к картине «реального мира», которая на самом деле является лишь определенным взглядом на эту реальность, взглядом, обусловленным определенным положением «точки сборки» восприятия.

Но ведь существуют и другие ее положения, в которых наше видение реальности может быть более ярким и более приближенным к непосредственному «видению» окружающего мира, не зависящему от навязанных нам стереотипов мышления и восприятия. Таким обычно бывает восприятие детей, по отношению к мировосприятию взрослых. И подобные выводы делают не только К.Кастанеда и В.Мегре.

Дж.Р.Р.Толкин признает даже пользу для нашего физического и психического здоровья от непосредственного энергетического восприятия окружающего мира: «Восстановить душевное равновесие хорошо помогают волшебные сказки. И только любовь к сказкам может сохранить в нас или вернуть нам детство, то есть детский взгляд на мир.

Восстановление душевного равновесия, которое включает в процесс оздоровления физического, – это возобновление и обострение ясного видения мира... Чтобы не связываться с философами, я не называю это способностью «видеть вещи такими, какие они есть», хотя мог бы сказать: это способность «видеть вещи так, как нам предопределено (или было предопределено) их видеть» – то есть, как вещи, существующие независимо от нас. Нам в любом случае нужно вымыть окна, чтобы ясно разглядеть все, что вокруг нас, освободить его от тусклой пелены банальности или изведанности – избавить все это от наших собственнических притязаний...»


Здесь опять можно найти аналогию с утверждением К.Кастанеды о том, что мир существует независимо от наших представлений о нем и наше обыденное его восприятие – это всего лишь один из существующих взглядов на окружающую реальность, который еще и искажен навязанными нам догмами, и именно через их призму мы смотрим на окружающую реальность.

Сказочный или магический взгляд на окружающую реальность уничтожает эту искажающую способность большинства навязанных нам догм, но и он не дает чистого видения. Однако, переход к магическому взгляду – это первый шаг к настоящему «видению» и к настоящей свободе. Главное – не оказаться в плену у этого взгляда на реальность, точно также как обычные люди находятся в плену своей рациональности. И то, и другое – это результат зависимости от чувства собственной важности, поскольку именно оно навязывает нам окончательный и «единственно верный» взгляд на окружающий мир. И такая окончательность и предопределенность делает нас рабами любой картины восприятия мира.

Не следует бросаться в другую крайность – отрицая мир обыденного осознания в пользу неординарной реальности. Окружающая нас Вселенная многомерна и неповторима, и чем свободнее наше восприятие, тем ближе оно приближается к непосредственному отражению реальности и в этом аспекте переход к магическому восприятию мира не может не быть связан с расширением и развитием нашего сознания.

Вот как это объясняет В.Санчес: «По донхуановскому видению реальности, параллельно с обычной реальностью существует некая отдельная реальность. Одним из фундаментальных аспектов задачи воина является достижение этой альтернативной реальности, которая позволит ему экспериментировать со своим миром целостным образом.

Вообще говоря, скорость, необходимая для восприятия другой реальности, достигается только перемещением точки сборки, которая, как я уже упоминал, на протяжении всей жизни современного человека стремится быть неподвижной на одном месте. Без этого движения человек остается прикованным к своей старой, скучной и, в общем, хаотичной обыденной реальности. С другой стороны, необычная реальность приглашает воина к свободе. Она обещает ему новые и полные тайн миры, в которых его собственное существо может почувствовать себя так, как оно и не подозревает.

Дон Хуан указывает два основных пути для достижения перемещения точки сборки, необходимого для проникновения в другую реальность: искусство сновидения и искусство сталкинга».


michael101063 ©