michael101063 (michael101063) wrote,
michael101063
michael101063

Category:

"Подарки" западной демократии: деградация искусства и культуры.


О том, что наше восприятие постоянно подвергается определенному программированию со страниц журналов и газет, экранов телевизоров, компьютеров, кинозалов, отчетливо свидетельствует анализ тенденций современного искусства, сделанный Ф.Поллаком. Он пишет: «Анализ тенденций в современном искусстве порождает растущий пессимизм во взглядах таких разных авторов, как Карл Ясперс, Эрнст Юнгер, Николай Бердяев, Ортега-и-Гассет, Хольтхаузен и Питрим Сорокин. Наиболее важные черты в существующих пессимистических оценках можно суммировать следующим образом:

Бессмысленность – изображение нелепого и иррационального как обычного лица человеческого общества. Аналоги с неврозом, наркозом и кошмарами. Отражение дезинтеграции и непоследовательности человеческой жизни.

Экзистенциальность – ультрареалистический ответ на вызов нынешних мировоззренческих тенденций. Утилитарный, расчетливый подход. Изображение человека как совершенно одинокого, покинутого Богом и всем лучшим в его собственной душе.

Порочность – предпочтение болезненного, непристойного и безобразного. Похотливое изображение излишеств и ненормальности.

Демоничность – воплощение сил тьмы и зла. Возврат человечества к скотству: сатана правит бал.

Отрицание – развитие тем хаоса, пустоши и смерти. Образ проклятия и моральной импотенции.

Эти пять оценок можно свести к двум: современное искусство характеризуется, главным образом, утратой идеального образа Бога; современное искусство привело к утрате идеального образа человека. Таким образом, современное искусство лишает мир привлекательности. Бог мертв, человек в лучшем случае – робот, состоящий из линий, поверхностей, углов и сфер, без жизни и души».


Особенно сильно все эти процессы отражаются в западном искусстве, поскольку основными особенностями западного взгляда на мир является отказ от духовной основы, место которой заняли материальные процессы – в первую очередь, экономические. Это привело к распаду общества на эгоистичных индивидов, преследующих свои личные материально-потребительские интересы. Современные войны за сферы влияния и рынки сбыта, катастрофическое состояние природной среды, повышенный уровень стрессов и заболеваний, снижение рождаемости и деградация генофонда – результат хищнически-потребительского взгляда на окружающую реальность, характерного для цивилизаций Запада.

Попытки России примкнуть к этой «цивилизации» привели не только к экономическим и социальным потрясениям, но и к разрушению психического и физического здоровья. Особенно разрушительным оказалось влияние западной индустрии развлечений – шоу-бизнеса на незащищенную психику детей и подростков. Даже в мультфильмах стал проповедоваться культ грубой физической силы и «золотого тельца». А долгая сексуальная зажатость некогда советского общества вызвала шарахание в сторону другой крайней противоположности – сексуальной революции на фоне безмозглой вседозволенности и полнейшего копирования действий, слов, поступков западных киногероев триллеров и порноиндустрии.

В результате обезьяньего подражания этому образу жизни подростки, по мнению академика И.В.Бестужева-Лада: «...начинают беспорядочную половую жизнь с 14 - 15 лет, а то и раньше. При этом средства массовой информации обрушивают на них шквал полностью легализованных половых извращений – от мужеложства и женоложства до онанизма и скотоложства. Результат: лавина венерических заболеваний (от СПИДа до массового подросткового трихомоназа), нарастающие урологические и гинекологические осложнения, сильнейшие осложнения при родах, ущербное потомство, импотентность и бесплодие...»

Не случайно еще один из футурологов – Л.Проурзин, отмечает появление новых видов культуры и антикультуры, которые изменили отношение к этике и эстетике и противоречат общепринятым нормам.

Не лучшим образом обстоит дело и с «вещизмом» – зависимостью людей от созданных ими бездушных вещей. Это может выражаться в маниакальной тяге к накопительству (одежда, антиквариат, драгоценности, деньги, автомобили и пр.), при которой человек не может остановиться на действительно необходимом для жизнеобеспечения уровне.

Например, академик И.В.Бестужев-Лада отмечает, что в условиях постоянного перепроизводства быстро меняющаяся мода заставляет людей ввиду престижных соображений как можно чаще обновлять свой гардероб и обстановку жилища. В результате, человек становится обладателем кучи тряпья и ненужных (переставших быть модными) вещей и предметов, остановиться в дальнейшем накоплении которых он не в состоянии.

Б.Марсиниак по этому поводу пишет следующее: «Вы приравняли силу к материальному потреблению, собиранию и накоплению. Вы восхищаетесь людьми, имеющими огромные дома, золото, драгоценности и другие ослепляющие и одурманивающие окружающих безделушки. Является ли это действительным богатством и силой? Истинная сила лежит в понимании значения песни птицы, в том, чтобы синхронизироваться и гармонизироваться со звуками природы: звуками, издаваемыми древесными лягушками, насекомыми, звуками, производимыми водоворотами, голубем и дроздом-пересмешником или сладкой песней соловья в сумерках».

Технократическое общество потребления основано на психологии хищников, оправдывающей действия, укрепляющие власть чувства собственной важности со всеми вытекающими отсюда последствиями: культ насилия, культ золотого тельца, культ сиюминутных выгод и сомнительных удовольствий. Все это порождает зло в человеческой цивилизации и нарушает гармонию окружающего мироздания. Но такое общество, такая цивилизация неизбежно придет к саморазрушению.

Эту неизбежность подчеркивает и доктор исторических наук Г.Дилигенский. В частности, он отмечает: «История «общества потребления» на Западе показывает, что его собственная динамика порождает факторы, разрушающие его основы (выделено мною – авт.). По мере омассовления, роста доступности потребительского стандарта пробуждается неудовлетворенность бессмысленностью гонки в сфере потребления, актуализируется потребность в более содержательной деятельности, открывающей возможности для самореализации личности».

Полностью разделяет это мнение и американский социолог Р.Инглхарт. А вот какое пояснение дает по этой проблеме современной цивилизации американский футуролог (прогнозист) Д.Белл: «Писателям XIX-го века казалось, что конец дефицита принесет такое разнообразие предметов, что человеку больше не надо будет воздерживаться от удовольствий и жить, как вычислительная машина. Люди, якобы, могут, отбросив всякую бережливость и благоразумие, потворствовать своим аппетитам, жить беззаботно и весело.

Но на деле оказалось иначе. Цель индустриального общества в действительности обернулась производством вещей (и зависимости человека от них). Но в постиндустриальном обществе рост изобилия, наряду с ростом цен, приводит к необходимости постоянных расчетов, к нормированию рабочей и нерабочей деятельности личности; люди становятся рабами проблемы постоянного измерения ценностей через их практическую полезность».


Таким образом, люди вынуждены постоянно «просчитывать» и «высчитывать» экономические выгоды от любых своих поступков и действий, что роднит их с логически-счетными машинами. Человек, развивающий интеллект без гармоничного развития духовной основы, сам превращается в машину (компьютер), чья жизнь строго регламентирована и подчинена общепринятым догмам, направленным на поддержание технократического мира (производство, обслуживание, ремонт технических устройств, регламентированный распорядок жизни, в котором все заранее расписано и предопределено). Не случайно многие исследователи называют материализм и атеизм путеводными звездами к войне цивилизаций, их закату и апокалипсису. Это путь, ведущий в тупик, к гибели цивилизаций.

michael101063 ©

Tags: Белл, Бестужев-Лада, Дилигенский, Марсинниак, Поллак, Проурзин, манипулирование сознанием, технократия, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments