michael101063 (michael101063) wrote,
michael101063
michael101063

Category:

Новая наука: от однобокого устаревшего взгляда на реальность к гармоничному восприятию. часть 1.

Глобальная компьютеризация

Однобокий взгляд на окружающую реальность уже не является передовым и подлинно научным. Ведь большинство людей продолжают мыслить категориями классической физики XIX века, несмотря на последующие фундаментальные открытия (квантовая и ядерная физика, теория относительности, теория физического вакуума и торсионных полей, многомерная модель структуры Вселенной, геометрия Лобачевского и пр.).

Не случайно известный исследователь Р.Дрейк подчеркивает: «Обычный человек гордится своим здравым смыслом. Он обычно живет как в трансе, занятый повседневными заботами, радостями и печалями и позволяющий прессе и телевидению «промывать себе мозги». Обычные люди отстают на поколение от новейших открытий: они верят только в то, что видят, и знают только то, что хотят знать. Групповое сознание развивается медленно, массовое образование обещает просвещение, а кровавая история 20-го столетия заставляет среднего человека подозрительно относиться к новым идеям и утрачивать иллюзии относительно традиций прошлого, на которых основана наша цивилизация. Его мозг затуманен богословами, проповедующими избитые доктрины, и учеными, угрожающими его жизни катастрофами, но он чувствует, что мир прекрасно обойдется без тех и других...

Общепонятная наука космологов сопоставляет наблюдаемые на небе явления и, обращаясь в прошлое, предлагает на обсуждение правдоподобные теории, объясняющие происхождение вселенной; понятная лишь посвященным мудрость оккультистов начинается с Бога, они интуитивно понимают, как развивалась вселенная до сих пор. Наша материалистическая философия, ослепленная блеском практических выгод науки, которая преобразовала мир, склонна с пренебрежением относиться к оккультистам. Но и наука, и оккультизм являются разными точками зрения на проявление Бога. И та, и другой одинаково весомы...

Обыденное мышление, обусловленное иудеохристианским представлением о вмешательстве Бога в историю человечества в качестве высшего откровения Создателя, и материалистическая философия ХХ века осмеивают концепцию оккультистов как помешательство. Однако, чем больше астрономы вглядываются в галактическое пространство и чем глубже физики проникают в атомное ядро, тем сильнее они поражаются, обнаруживая, что их новые знания приближаются к старой сверхъестественной тайной мудрости, к алхимии таинственных посвященных».


Современные и устаревшие ортодоксальные научные взгляды разделяют уже далеко не все ученые. Многие из них видят будущее науки за синтезом научного и оккультного знания человечества. Не случайно науки в «чистом» виде тоже не существует. А.Лосев в своем труде «Диалектика Мифа» отмечал, что всякая наука сопровождается и питается мифологией, черпая из нее свои интуитивные «прозрения».

Еще более определенно по этому поводу высказался В.Демин: «Наука (по гносеологической сути своей) – та же мифология, только облаченная не в образы, а в абстракции. С точки зрения единых закономерностей выражения действительности через символы и постижения действительности через символы, современная наука столь же мифологична, сколь научна всякая мифология. К тому же наука имеет консервативный аппарат профессиональных «жрецов», именуемых учеными, которые внедряют в головы непосвященных систему абсолютизированных научных «мифологем», объявляя их истиной в последней инстанции и монополизируя право на ее истолкование.

Воссоздаваемая таким путем научная картина мира оказывается весьма хрупким и непрочным сооружением. Ее приходится перестраивать всякий раз, когда новая популяция научных жрецов объявляет свое видение мира единственно правильным и единственно возможным. В действительности же, никаких абсолютных истин не существует, и чем больше мы узнаем, проникая в тайники природы, тем еще больше не знаем. Но, по счастью, непрерывно стремимся узнать все больше и больше…».


Еще одно сходное мнение принадлежит великому российскому ученому – К.Э.Циолковскому, который утверждал: «Все современное естествознание состоит из догм, не обладающих способностью быть долговечными, ибо они, эти догмы, удовлетворяют мировоззрению сегодняшнего дня и не будут признаны уже завтра».

В подобном духе высказывается и кандидат технических наук В.Правдинцев, который утверждает: «Научная парадигма безнадежно устарела и не в состоянии объяснить многие явления и феномены, с которыми то и дело сталкиваются ученые. Претензии науки стать фундаментом мировоззрения оказались несостоятельными: она до сих пор не может ответить на самые важные для человечества вопросы – о причине и цели его существования».

Эти тенденции наглядно показывают необходимость перехода от однобоких (ортодоксально-научного и религиозного) взглядов на окружающую реальность, к восприятию, основанному на работе обоих полушарий головного мозга. Процесс этот начался с попыток Е.Блаватской еще в XIX веке соединить в общую систему взглядов мистически-религиозное и ортодоксально-материалистическое научное знание. В результате в свет вышли труды «Разоблаченная Изида» и «Тайная Доктрина», которые официальная наука до сих пор обходит молчанием, боясь предпринять хоть сколько-нибудь серьезное и объективное их исследование.

В ХХ веке эстафету Блаватской подхватили Рерихи и ученые-космисты, а на рубеже третьего тысячелетия в этот процесс оказались вовлечены и многие из прогрессивных ученых. В частности, академик Л.Мельников отмечает: «Промашка представителей конкретных дисциплин — в одномерности подхода. «Спецам» не хватает объемного видения мира... Но было, есть и будет немало людей, которые хотят вырваться за рамки нашей реальности. Таким был ученый Петр Флоренский. Мечтой его жизни было осуществление синтеза математического, физического, художественно-философского и религиозного мышления».

О кризисе материалистических тенденций механической предсказуемости в современной науке пишет и У.Салливан: «Направление современной науки в нынешнем столетии (ХХ – авт.) приняло драматический оборот со вступлением в принцип неопределенности. Появление неопределенности подняло ставки в науке посредством постановки под сомнение самих основ научного знания. Один из таких вызовов был брошен самому измерению, необходимейшему условию экспериментального моделирования. Принцип неопределенности Хайзенберга устанавливал, что измерение одного из двух связанных количеств, таких, как положение и кинетическая энергия частиц атома, обязательно создавало неопределенность в измерении другой.

Одинаково революционным открытием было очевидное исчезновение предсказуемости поведения материального мира, рассматриваемого на уровне структуры атома. Начиная с Ньютона и на протяжении всей викторианской эпохи вплоть до теории относительности Эйнштейна (1904) считалось, что посредством достаточно точных измерений можно было предсказать поведение любого физического процесса. Такой взгляд на мир заключал в себе своего рода уверенность в том, что человек может подчинить себе физическую среду, проникнув в тайны законов управления процессами, задуманными Творцом. Поэтому всех повергло в шок осознание выводов таких работ, как труды Курье, о том, что неопределенность, похоже, находилась в самой основе материальных процессов... В этом мире атомного ядра отвергались законы причины и следствия.

Путь преодоления очевидной потери «контроля» над принципами организации материального мира обеспечивался в соответствии с теорией квантовой механики Планка, которая заменила предсказуемость принципом статистической вероятности... Таким образом, наличие непредсказуемости в основе материального мира оказывалось возможным обойти, так как статистической вероятности для технологических применений было достаточно.

В области теоретической физики, однако, темпы открытий отставали. Единой теории поля, которая бы объединила в себе все открытия ядерной физики, сформулировать не удалось. В этих условиях начало возрастать недовольство среди части ученых, у которых возникло ощущение своеобразного теоретического тупика... Поскольку казалось, что такой путь занятия наукой исчерпал свои пределы, то, следовательно, испарялась надежда на дальнейшее обращение к проблемам в «реальном» мире, то есть к таким проблемам, как прогнозирование погоды, в котором тоже огромное количество переменных.

Поначалу думалось, что возможности гигантских цифровых компьютеров по уплотнению данных смогут помочь решить такие проблемы... В действительности же компьютеры начали показывать и во сне не снившуюся непредсказуемость материального мира, такое поведение, которое, как оказалось, парадоксальным образом распадалось на структуры по сложности. Эти и им подобные открытия начали складываться в новую науку...»


michael101063 ©

Tags: Демин, Дрейк, Лосев, Мельников, Салливан, Циолковский, наука, футурология, эзотерика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments